Новостной портал TRT на русском официально начинает бета-тестирование!X

Начало карантина по всей России застало школьников на весенних каникулах, а в начале апреля, после отдыха, они продолжили учиться - но уже дистанционно. Неожиданно оказавшись в непривычных условиях, большинство образовательных учреждений в стране испытали сложности с адаптацией к новой системе.

Во-первых, не у всех школьников есть доступ к интернету или компьютеру. У многих даже нет смартфонов.

По словам бывшего директора по стратегии проекта «Яндекс.Учебник» Натальи Чеботарь, только в 30-35% российских школ ученики и преподаватели технически готовы к дистанционному образованию.

«У нас около 40 тысяч школ в стране, и почти половина - малокомплектные сельские школы. Но это ни о чем не говорит, далекие школы могут быть хорошо оснащены, и наоборот, школы в городах-миллионниках могут не иметь рабочего интернета», - сообщила она в комментарии «Медиазоне».

Во-вторых, многие существующие сервисы не выдерживают нагрузки, а от трудностей с организацией учебы в новом формате страдают и учителя, и ученики. Основные платформы, которыми сейчас пользуются в стране, - это «Российская электронная школа» (РЭШ), «ЯКласс» и электронный журнал «Дневник.ру», которые постоянно зависают.

Кроме того, дети часто жалуются на то, что уроки бывают очень сжатые, и им не удается освоить темы. Занятия могут проходить по-разному. Некоторые учителя просто высылают детям файлы с презентациями учебного материала и ждут, что в ответ те вовремя отправят выполненное домашнее задание. Другие - проводят уроки в видеочатах, пользуясь приложениями Zoom, Discord и другие.

Преподаватели, со своей стороны, выражают свое недовольство тем, что контент, выложенный на образовательных ресурсах, часто не адаптирован к основным учебным программам. В таких условиях, они опасаются, что у детей в будущем могут возникнуть трудности со сдачей экзаменов.

В-третьих, ученики несерьезно относятся к онлайн-урокам. Некоторые школьники во время видео-конференций отвлекаются на посторонние дела, играют в телефоне, стараясь держать его так, чтобы устройство не попадало в кадр. Многие вообще не присоединяются к занятиям или пропускают половину урока.

Недавно в интернете появился смонтированный из голосовых сообщений ролик, в котором учителя из Дагестана жалуются на то, что дети с явно издевательским подтекстом используют странные имена-никнеймы, которые не позволяют их идентифицировать.

«Меня возмущает несерьезное отношение детей к урокам. Кто такой в классе «Двухпалый Муртуз»? Кто такой «Кустарный Хаджи»? Кто такой «Угрюмый Курма или Курум»? Как я должна опрашивать детей? Пусть выходят в эфир под своими именами», – возмущается одна из учительниц.

С высшими учебными заведениями в стране дела обстоят ненамного лучше. Когда столичные и региональные вузы начали переводить своих студентов на «дистанционку», оказалось, что в России нет единой системы, которая позволила бы эффективно проводить занятия в удаленном формате.

Студенты, в свою очередь, выражают свое недовольство, что разные преподаватели используют разные приложения – Zoom, Skype, Google Classroom и многие другие, и это очень неудобно и затратно по времени.

Также многие уже начинают испытывать ностальгию по академической атмосфере. Например, один из студентов МГИМО признался, что «ужасно тяжело сидеть по 8 часов перед компьютером», и ему «не хватает социализации в вузе, болтовни на парах и перерывах и все такое».

Проблема отсутствия единого формата дистанционного обучения затронула и соседнюю Украину. Здесь с первого же дня введения карантина Министерство образования заявило, что все школы переходят на «удаленку». Только как организовать новый учебный процесс, школам толком никто не объяснил. В итоге каждый стал поступать по-своему.

В Украине есть школы, которые еще до введения карантина практиковали дистанционное образование. Но для большинства других школ, нововведения стали большой проблемой. Многие учителя не имеют представления, как следует работать в новом режиме, поэтому попросту высылают ученикам список тем для самостоятельного изучения, а потом просят прислать фото выполненных контрольных работ. В Украине также много учителей пенсионного возраста, которым сложно разобраться в высоких технологиях.

Кроме того, в сельских школах, так же как и в России, не все педагоги и ученики имеют современные гаджеты с доступом в интернет. Бывает и так, что на единственный компьютер в доме претендуют несколько школьников, а порой и работающие удаленно родители.

Но не все страны массово переходят на онлайн-обучение. Например, в Казахстане около 60 тысяч детей из отдаленных сельских населенных пунктов продолжат получение образования традиционным способом, поскольку у многих нет доступа к интернету. Обычно в школах, где они обучаются, количество детей не превышает 100 человек.

К такому решению пришли власти республики, найдя его более рациональным и эффективным. При этом власти проконтролируют, чтобы были строго соблюдены все санитарные требования и другие меры безопасности.

А вот в Европе дистанционное образование налажено уже давно. Классическое образование в большинстве стран Европы переплетено с элементами дистанционного. Например, в Великобритании студент университета рассматривается как независимое звено: он проводит меньше времени в стенах университета и больше времени посвящает самостоятельной работе вне учебного здания.

Учеба в школах тоже не полностью привязана к сидению за партой и слушанию объяснений преподавателя у доски. Школы давно практикуют формат онлайн-занятий и вебинаров в случае экстренных ситуаций, к примеру, при неблагоприятных погодных условиях. Карантинные меры не сильно сказались на образовании в ЕС также и потому, что здесь практически нет проблем с доступом к интернету или наличием компьютеров и других электронных девайсов. Поэтому процесс перехода на «дистанционку» в Европе был более гладким.

Китай, в силу высокой организации и жесткого административного контроля, стал первой страной, которая успешно перевела на дистанционный формат обучения своих граждан. Это стало одним из крупнейших образовательных экспериментов в мире, в котором оказались задействованы около 170 миллионов школьников и студентов.

Второе государство, имеющее за спиной такое же впечатляющее по масштабам достижение в сфере дистанционного обучения, - Турция. В стране работают три телеканала, объединенные в сеть EBA TV. По ним транслируют обучающие передачи, уроки и лекции длительностью от 20 до 25 минут, а также спортивные, культурные и научно-популярные мероприятия. Кроме того, широко используются учебные планы, состоящие из десятков видео-занятий с заданиями для домашней работы.

Турецкая сеть EBA TV является крупнейшей образовательной онлайн-платформой в мире. AA Archive

Для старшеклассников, которые готовятся к сдаче финальных экзаменов, на телеканале TRT EBA TV ведется показ уроков в формате «удаленного репетитора».

На сегодняшний день EBA является крупнейшей образовательной онлайн-платформой в мире. Ее контент включает 20 тысяч тематических кластеров и направлений с 1600 уроками по многим дисциплинам, а также групповыми онлайн-занятиями.

Нечто похожее придумали и власти Грузии. В конце марта под эгидой правительства стартовал инновационный проект «Телешкола», который был признан многими странами высокоэффективным. Проект подразумевает показы в эфире телевидения уроков для учащихся всех классов средних школ, охватывающих все предметы, предусмотренные Национальным учебным планом Грузии. Он призван помочь школьникам не отставать от учебной программы и продолжать процесс получения образования во время карантина.

Очевидно, что в ближайшие годы вся система образования будет подвержена серьезным изменениям. Дело не только в коронавирусе. Процессы, меняющие подход к обучению, в пользу дистанционного режима, хотя, возможно, и с частичным сохранением традиционного, уже идут. Но всем ли подходит такой вариант или это сугубо индивидуальный вопрос?

Каждый из нас по-разному воспринимает информацию. Кому-то удобно учиться дистанционно, а кто-то предпочитает личный контакт с преподавателем. Мы можем выбирать то, что лучше вписывается в наш образ жизни. Взрослым гораздо проще.

Но для детей важно совсем другое, ведь школа для них – не только место получения знаний. Для них – это также пространство для социализации, установления контактов между собой и с учителями. Им необходимо живое общение, а не онлайн-переговоры.
Как подчеркнул в интервью местному изданию член регионального штаба Общероссийского народного фронта в Санкт-Петербурге Константин Тхостов, «с точки зрения получения информации и ее качества, такие [онлайн] платформы вполне могут использоваться. Но надо понимать: ничто не заменит эту химию между учителем и учеником».

TRT Russian
Выбор редактора