Новостной портал TRT на русском официально начинает бета-тестирование!X

В 1992 году была опубликована книга Фрэнсиса Фукуямы «Конец истории и последний человек». Символично, что произошло это через несколько месяцев после «мирного разрушения» Советского Союза. В тот момент смысл книги (которая стала весьма популярной) заключалась в одном важнейшем тезисе: западная либеральная цивилизация не только одерживает вверх над своими историческими противниками, но и де-факто стала венцом эволюции человечества.

Прошло четыре года и Сэмюэл Хантингтон в «Столкновении цивилизаций» обозначил следующую, после коммунизма, глобальную и стратегическую цель – Исламский мир. И это было также не случайно.

Во-первых, именно Ислам в долгом цивилизационном противопоставлении представлял собой главную угрозу западному либеральному материализму. И «борьба с исламским экстремизмом» должна была стать исторической местью Запада экзистенциальному врагу. И эта борьба с цивилизацией Ислама, как пообещал чуть позднее Президент США Буш-младший, «продлится надолго». Но, конечно, дело было не только и не столько в исторических сантиментах. Исламская цивилизация сумела, несмотря на тотальное давление Запада, сохранить живой дух своей религии. И именно поэтому уровень реальной пассионарности глобальной уммы не сравним с тем, что сохранился в других цивилизационных ареалах.

Потом наступило странное 11 сентября, а вот дальше что-то у глобального западного истеблишмента пошло не так.

В декабре 2017 году Римский клуб – один из ключевых интеллектуальных и макроидеологических центров коллективного Запада – опубликовал уже ставший знаменитым доклад «Come on». По мнению многих, эта работа действительно является действительным достижением Римского клуба за 45 лет своего существования. «Come on» - это своего рода системное интеллектуальное видение будущего, предназначенного для элитных кругов Запада.

Ключевая идея этого доклада: мировой капитализм пришел к своему концу, глобальный кризис господствующей западной цивилизации – это уже непререкаемая реальность, на повестке дня - вопрос о принципиально новом векторе цивилизационного развития. Собственно, на фоне нынешнего внутреннего конфликта в США, углубляющегося раскола ЕС, деградации западной цивилизационной идентичности, нарастаний фундаментальных противоречий глобального капитализма и т. д. такой вывод Римского клуба отнюдь не выглядит революционным. Другим и неожиданным выводом этой работы стал постулат о возрастающей роли религии в самых разных аспектах человеческой жизни.

В разных уголках планеты Земля идет процесс интенсивного поиска собственной цивилизационной идентичности. «На развалинах Вавилона» в условиях ускоряющейся деградации классической западной цивилизационной модели начинается все более жесткая конкуренция цивилизационных амбиций, приправленных геополитическими и геоэкономическими расчетами. И такая конкуренция будет только нарастать к середине XXI века между китайскими, европейскими, североамериканскими, индийскими, российскими, турецко-османскими, латиноамериканскими цивилизационными идеями, образами и концептуальными представлениями. Совсем недавно и Президент РФ Владимир Путин специально публично подчеркнул: «Россия – это особая цивилизация».

Лидеры России и Турции Владимир Путин и Реджеп Тайип Эрдоган во время официальной церемонии запуска газопровода "Турецкий поток", 8 января 2020 года / Фото: Reuters

Каждая цивилизация в человеческой истории пытается найти надвременной смысл жизни для личности, племени, этноса, народа, наций, входящих в ее ойкумену, коллективно ответить на три величайших вопроса: «Откуда мы пришли? Зачем мы здесь? Куда мы идем?». И в конечном счете, суть межцивилизационной конкуренции, разворачивающейся на наших глазах, заключается в том, чтобы предложить остальному человечеству свои ответы на эти три ключевых вопроса.

Казалось бы, что общего в цивилизационных амбициях и долгосрочных сверхцелях Турции и России? Формально, внешне они, скорее, противоположны: одна преимущественно исламская, другая – преимущественно – православная. Одна – член НАТО, другая всегда причисляла НАТО к своим злейшим врагам. Однако, тем не менее, целый ряд общих цивилизационных черт и примет объективно сближают Анкару и Москву. Коснусь наиболее важных из них.

Прежде всего, только Турция и Россия обладают действительной многовековой евразийской историей и евразийским характером. Такое великое цивилизационное прошлое сформировало вполне определенную этнопсихологию, до сих пор подпитывало и подпитывают глубинную ностальгию по великой истории в элитах и обществах Турции и России. И в этом смысле показателен один интересный факт. Начиная с 90-х годов прошлого века значительное число турков совершили почти сакральную поездку на Алтай – прародину тюрков, которая сейчас находится на территории России.

Одна из самых традиционно важных примет того или иного общества, претендующего на полноценный цивилизационный статус, - его многонациональный и многоконфессиональный характер, а соответственно и то, что называется наднациональной цивилизационной терпимостью. Например, обычный стереотип в отношении России заключается в том, что это страна в основном православная с мусульманским, буддийским, иудейским меньшинствами. На самом деле, российский социум в основном секуляристский по своему характеру. Большая часть населения, вне зависимости от своих конфессиональных корней, не обладают действительным религиозным сознанием. Это относится к представителям практически всех народов и национальностей.

К слову, в одной очень известной северокавказской республике, которая традиционно считается очень мусульманской, некоторое время назад был проведен закрытый опрос, касающийся действительного уровня религиозности. В результате оказалось, что 70% населения республики относят себя к «мусульманам по рождению», то есть, де-факто это мусульманские секуляристы. Около 20% – люди, соблюдающие основные мусульманские ритуалы и традиции, но не обладающие реальным исламским мышлением. И только десять процентов – это мусульмане, обладающие, более или менее, искренним и осознанным иманом.

В отношении турецкого социума цифры могут, конечно, отличаться, но скорее всего, секуляристские тенденции и здесь достаточно сильны.

Следующая очень важная черта, которая подчеркивает цивилизационную близость России и Турции, заключается в том, что и та и другая держава развивались в противостоянии с европейской цивилизацией. Традиционные европейские элиты именно Россию и Турцию относили к принципиальным врагам Европы. В ХХ веке Запад насильно прервал цивилизационное развитие и османского государства, и российского. Причем в отношении России это было сделано даже два раза. Именно осознание общего цивилизационного врага привело к тому, что Москва в начале 20-х годов прошлого столетия оказала большую помощь, в том числе и военную, для становления государства Ататюрка.

В экономическом плане и Турция, и Россия объективно находятся внутри глобальной экономической системы западной цивилизации. Причем находятся там не на первых ролях, а вынуждены играть по правилам глобального капитализма. И Москва, и Анкара, несмотря на свои геополитические амбиции, выйти из глобальной западной схемы воспроизводства в ближайшее время не смогут. В том числе и потому, что экономики и Турции, и России не самодостаточны.

Не скрываемое негативное отношение западного политического истеблишмента к Москве и Анкаре проецируется и на будущее. Ключевые аналитические центры американского военно-разведывательного комплекса исходят из того, что высока вероятность развала России к 2025-27 годам, а Турция, по их мнению, может расколоться к началу 2030-годов. При этом считается, что сближение Запада с РФ возможно будет только в случае, если Москва после ухода Путина станет играть роль противовеса Китаю на евразийской арене. Что касается Турции, то в своих расчетах западные стратеги видят ее в ближайшее десятилетие важным балансиром и Ирана, и России.

Точка зрения авторов публикаций не обязательно отражает мнение и позицию TRT на русском. Мы приветствуем любые предложения и открыты к сотрудничеству. Чтобы связаться с редакцией, воспользуйтесь формой обратной связи.
Выбор редактора