Фото: Reuters

Даже после прихода движения «Талибан» к власти в Афганистане его внутреннее устройство все еще остается загадкой. Журналист TRT World Мурат Софуоглу собрал все, что известно о том, как устроен «Талибан» изнутри.

Талибы (в переводе с пушту – студенты, учащиеся медресе) появились вследствие антисоветского движения моджахедов, которое возникло в основном на периферии Афганистана в пику образованной элите, проживающей в афганских городах. Во многих отношениях талибы сохранили единство и смогли ориентироваться в туманных водах бурной политики Центральной Азии, имея дело с различными региональными субъектами, такими как Россия, Китай, Пакистан и Иран, а также сверхдержавой в лице США.

​​​​​​​Ниже – краткий обзор организационной структуры «Талибана».

Руководящий совет (рахбар шура) Рахбар – это персидское слово, означающее «руководство», а шура – арабское слово, переводящееся как «совет». В политической структуре Ирана после событий 1979 года верховный лидер страны, большинство населения которой составляют шииты, также именуется рахбаром. «Талибан», принадлежащий к ханафитскому мазхабу, является движением, в котором доминируют этнические пуштуны. Часть власти в «Талибане» принадлежит руководящему совету.

Большинство экспертов сходятся во мнении, что, несмотря на то, что Шура является консультативным органом, она оказывает влияние на процесс принятия решений о том, кто станет премьер-министром правительства талибов, а также войдет в кабинет министров.

«В некоторых случаях Шура является консультативным органом. В некоторых других случаях на Шуру возлагаются другие обязанности, а также даются определенные полномочия», – говорит афганский политический аналитик Обейд Али из Afghanistan Analysts Network. По разным причинам ряд членов Шуры пользуется большим влиянием, нежели остальные, что делает «их взгляды более приемлемыми для остальных членов», – добавляет он.

«Руководящий совет во многом похож на правительство, которое управляет всеми делами талибов с одобрения верховного лидера», – указывает Абдул Сайед, эксперт по Афганистану и Пакистану. «Структура «Талибана» состоит из руководящего совета, нескольких подчиненных ему советов, а также комиссий, которые больше похожи на министерства – например, комиссия по здравоохранению, комиссия по культуре, военная комиссия и так далее. Они часто возглавляются или же назначаются членами руководящего совета», – объясняет Ибрахим Моиз, политический аналитик и эксперт по «Талибану» и Афганистану. Но кто избирает членов Шуры?

По словам Сайеда, первая Шура была сформирована в 2002 году в пакистанской Кветте муллой Мухаммедом Омаром, первым верховным лидером талибов после вторжения США в Афганистан в 2001 году. Этот совет часто именовался «Шура-е-Кветта» (совет Кветты по-русски).

По словам Али, мулла Омар учредил Шуру, чтобы восстановить и расширить влияние талибов в Афганистане. Все члены первого совета были выбраны самим муллой Омаром. Впоследствии все члены совета выбирались верховным лидером «Талибана», говорит Сайед.

После прихода талибов к власти в Кабуле Шура перебралась на территорию Афганистана. «Последняя встреча совета прошла в Кандагаре. Я слышал, что еще до этого собрания Шуры проходили в Гильменде», – сказал Сайед. Гильменд – крупнейшая провинция Афганистана.

Фото: AP

Интересно, что в нынешнем правительстве талибов насчитывается 33 министерских поста. Это число практически совпадает с числом членов Шуры, куда, предположительно, входило около 30 человек. Из 33 министров только трое не являются этническими пуштунами.

По словам Сайеда, в первую Шуру вошли: мулла Ахтар Мухаммед Усмани, мулла Абдул Латиф Мансур, мулла Ахтар Мухаммед Мансур, мулла Дадулла Хунд, мулла Джалалуддин Хаккани, мулла Абдул Кабир, мулла Муллахман Хамдулла, мулла Мухаммед Хасан Ахунд и мулла Амир Хан Мутаки.

Абдул Латиф Мансур сменил Мухаммеда Омара на посту верховного лидера «Талибана», а Мухаммед Хасан Ахунд стал премьер-министром во временном правительстве Афганистана.

​​​​​​​В то время как некоторые аналитики считают структуру талибов антидемократической, существование Шуры в реальности препятствует диктаторскому руководству в движении, позволяя принимать решения посредством процесса консультаций.

Верховный лидер (Амир аль-муминин)

Высшая власть в «Талибане» принадлежит верховному лидеру. Он не только избирает членов Шуры, но и определяет состав правительства.

Фото: Гани Барадар / AP

По словам Сайеда, первый верховный лидер талибов мулла Омар для сглаживания переходного процесса руководства назначил двух заместителей. Первым заместителем был мулла Гани Барадар, а вторым – Обайдулла Ахунд. По замыслу Омара, после его смерти его место должен был занять Барадар. Но поскольку и Барадар, и Ахунд были арестованы пакистанской разведкой, первым заместителем Омара и главой руководящего совета стал Абдул Латиф Мансур. Он также сменил Омара на посту верховного лидера «Талибана» в 2015 году.

Мансур также назначил себе двух заместителей: первым был Хибатулла Ахундзаде, вторым – Сираджуддин Хаккани. Ахундзада стал третьим верховным лидером «Талибана» после убийства Мансура в 2016 году. Хаккани является лидером «Сети Хаккани» и в настоящее время он занимает пост министра внутренних дел в правительстве талибов.

Но понимания, кто станет следующим верховным лидером талибов, нет, отмечает Сайед. Теперь заместителей трое, а не двое, канули в лету понятия «первый» и «второй» заместитель – теперь они все равны.

Став верховным лидером талибов, ​​​​​​​Ахундзада назначил своим заместителей сына муллы Омара Якуба. В 2018 году, после освобождения Барадара, тот также был назначен заместителем Ахундзады. Теперь у него три заместителя: Сираджуддин Хаккани, Мухаммед Якуб и Гани Барадар. «Я не знаю, кто из них первый заместитель, кто второй, а кто третий. При этом я не уверен, равны ли они в полномочиях или нет», – говорит Сайед.

Отсутствие ясности в этом вопросе может спровоцировать междоусобицы внутри талибов. Уже появились неподтвержденные сообщения о том, что члены «Сети Хаккани» вступили в конфликт с Барадаром во время одной из встреч по формированию правительства Афганистана.

TRT Russian
Выбор редактора