Писатель Дмитрий Быков был отравлен в апреле 2019 года, за покушением стоят сотрудники ФСБ из НИИ-2 и Второй службы, которые отравили Алексея Навального и Владимира Кара-Мурзу. Об этом в совместном расследовании сообщают издания Bellingcat и The Insider.

Покушению предшествовала слежка в течение года. Как утверждается в расследовании, за писателем следили сотрудники Института криминалистики ФСБ и Службы по защите конституционного строя. Маршруты их передвижений совпадали с поездками Быкова по стране.

Журналисты полагают, что Быкова пытались отравить 13 апреля 2019 года в Новосибирске. Как отмечают в Bellingcat, незадолго до той поездки, в ночь на 5 апреля 2019 года, у супруги Быкова Екатерины Кевхишвили стали взламывать одновременно все мессенджеры, однако успешно удалось взломать только телеграм.

Инфографика: Bellingcat

Яд нанесли на личные вещи в гостиничном номере отеля Domina, пока Быков принимал участие в «Тотальном диктанте», говорится в расследовании. «Каким образом отравители могли попасть в номер? Корреспондент The Insider, побывавший в отеле, убедился в том, что на всех этажах в коридорах установлены камеры слежения, и за немногочисленными гостями внимательно присматривает охрана. Сложно представить, что отравители могли проникнуть в номер без содействия персонала отеля», – рассказывают расследователи, добавив, что руководство отеля отказалось от комментариев.

Судя по биллингам и перелетам, в то время в городе находились сотрудники ФСБ Владимир Паняев и Иван Осипов под именами Владимир Алексеев и Иван Спиридонов соответственно. Позже их назвали участниками операции по отравлению Навального в Томске в августе 2020 года.

Тотальный диктант проходил в кинотеатре «Победа» – Быков отправился туда спустя несколько часов после заселения в номер. «Спокойствия отравителям мог придавать тот факт, что диктант транслировался в прямом эфире, поэтому им не нужно было прилагать никаких усилий, чтобы убедиться – и Дмитрий, и Екатерина находятся в зале, а значит номер пуст», – говорится в материале.

Яд, как говорится в расследовании, предположительно нанесли на одежду Быкова. Журналисты предполагают, что в следующие два дня – 14 и 15 апреля – писатель не надевал ту одежду, на которую был нанесен яд, и чувствовал себя нормально. 16 апреля писателю стало плохо в самолете перед взлетом в Уфу, где он должен был выступить с открытой лекцией.

У Быкова наблюдались симптомы, схожие с теми, что были у Навального, в том числе обильное потоотделение и нормокардия – снижение объема циркулирующей крови при сохранении обычного ритма сердечных сокращений. «Самолет еще только начинал взлетать, когда у Дмитрия началась рвота, он тяжело дышал и покрылся крупными каплями пота. Время от времени он «отключался» – закрывал глаза и опускал голову, но полностью сознание не терял, реагировал на речь. Через какое-то время он лег на пол в проход», – говорится в расследовании.

После госпитализации Быкова ввели в искусственную кому, а затем перевезли в московскую больницу. Лабораторная экспертиза показала, что у писателя была высокая глюкоза, кетоны в моче и небольшое повышение уровня амилазы. Медработники лечили писателя симптоматически. Через пять дней он пришел в сознание и еще некоторое время оставался в дезориентации, подобно тому как это было с Навальным. Сам Быков позже отмечал, что отравился, но не стал это связывать с «какими-то злодейскими замыслами».

Расследователи считают, что о нанесенном на одежду яде свидетельствовало большое красное пятно на спине Быкова, происхождение которого никто не мог объяснить. «Если пятно действительно является следом от яда, то тот факт, что Дмитрий Быков снял футболку в машине скорой помощи, мог спасти ему жизнь, сократив время взаимодействия с веществом», – пишет The Insider.

Также журналисты полагают, что, как и в случае с Навальным, после госпитализации Быкова власти пытались оправдать тяжелое состояние писателя гипергликемией и делали заявления о «нетранспортабельности» пациента.

TRT Russian
Выбор редактора