Новостной портал TRT на русском официально начинает бета-тестирование!X

TurkStream gas pipeline

Современные турецко-российские отношения являются интересным примером противостояния и даже враждебности, сменившихся многогранным сотрудничеством, приближенным к стратегическому партнерству. Тема эта насыщенная и неоднозначная и достойна глубокого исследования.

Сегодня мы лишь заострим внимание на ее актуальности в преддверии очередной годовщины начала межгосударственного диалога, инициированного правительствами Великого национального собрания Турции и Советской России. «В этом году мы отмечаем столетие со дня установления наших дипломатических отношений, и господина Путина мы пригласили по этому случаю в нашу страну», - сообщил президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган 5 марта 2020 г., будучи в Москве.

Прочный фундамент

Предложение официально оформить межправительственные связи с Советской Россией принадлежит Мустафе Кемалю Ататюрку, направившему Владимиру Ленину 26 апреля 1920 г. послание «установить постоянные отношения и заложить прочный фундамент дружбы, которая объединит турецкий и русский народы». Советское правительство, приняв предложение, направило 3 июня 1920 г. ответ правительству Великого национального собрания (ВСНТ), что и стало датой установления дипломатических отношений между сторонами. Далее, осенью 1920 г. между правительствами Ататюрка и Ленина произошел обмен на уровне послов. В Москву был назначен Али Фуат Джебесой, в то время как Буду Мдивани стал полномочным представителем в Анкаре.

В духе сотрудничества и взаимопомощи Советская Россия в дальнейшем неоднократно оказывала правительству ВСНТ материальную и военно-техническую помощь. В свою очередь, правительство ВНСТ близко воспринимало тяжелое экономическое положение Советской России и помогало поставками продовольствия и зерна из собственных запасов.

Между странами 16 марта 1921 г. был подписан «Договор о дружбе и братстве», действующий доныне.

В 30-е годы СССР предоставлял Турецкой Республике кредиты и техническое содействие, в частности, помогал строительству первых в Турции крупных промышленных предприятий, текстильных фабрик в Кайсери (1935 г.) и Назилли (1937 г.).

За минувшее столетие турецко-российские отношения неоднократно проходили испытания на прочность. Они претерпевали периоды как враждебности, так и активизации сотрудничества, что во многом определяет сегодня их многогранную своеобразность. Начавшийся в конце 30-х годов период напряженности по окончании Второй мировой вылился в откровенное противостояние, усугублявшееся членством Турции в НАТО и лидерством СССР в Организации стран Варшавского договора.

Наряду с этим, в 60-80 гг. отмечалась активизация промышленного сотрудничества. С помощью СССР в Турции был возведен и модернизирован целый ряд промышленных объектов, включая сталелитейный комплекс в Искендеруне и алюминиевый комбинат в Сейдишехире.

С введением в строй Трансбалаканского трубопровода Турция с конца 80-х гг. начала постоянно закупать в СССР природный газ и на сегодня занимает в Европе второе место по объемам его потребления. Это также было время расцвета торговли между Москвой и Анкарой, когда, в частности, при поддержке кредитной линии турецкого «Эксимбанка» интенсивно развивались импортно-экспортного обмены.

За минувшее столетие свое наибольшее развитие турецко-российские связи получили после прихода в 2002 г. к власти в Турции Партия справедливости и развития (ПСР). Начало этому процессу положил приезд Владимира Путина в 2005 г., ставший первым за 30 лет визитом руководителя советского и российского государства в Турецкую Республику.

Данный визит был инициирован турецкой стороной и приурочен к церемонии официального открытия газопровода «Голубой поток». Проложенный по дну Черного моря, трубопровод обеспечивает сегодня безтранзитную поставку в Турцию 16 млрд. кубометров российского газа в год.

Визит был краткосрочным, тем не менее, увенчался важным решением о создании Совета сотрудничества высшего уровня, ставшего новым механизмом турецко-российских межгосударственных консультаций на высшем уровне. Последовавшее далее развитие отношений характеризуется увеличением торгового оборота, расширением взаимодействия в газовой области и, начиная с августа 2016 г., – интенсивными контактами на уровне глав государств, министерств и ведомств по вопросам обеспечения региональной безопасности, прежде всего в Сирии.

Необходимо отметить, что между Турцией и Россией присутствуют различия в подходах к оценке определенных региональных моментов, тем не менее, страны действуют на основе компромисса и взаимных договоренностей в вопросах их решения, что обеспечивает эффективность и действенность совместных инициатив. «Есть вещи, к которым мы подходим, оцениваем по-разному, но у нас общее, совершенно очевидно выраженное стремление к урегулированию всех острых кризисов», - отмечал президент Путин в ходе визита в Анкару в декабре 2014 г.

В свою очередь, бывший министр обороны Турции Фикри Ышык 15 мая 2020 г. в ходе онлайн-конференции о трансатлантическом партнерстве подчеркивал: «Россия - наш сосед. Вы можете выбирать своих друзей, союзников, но не соседей. У вас должны быть хорошие отношения со своими соседями».

Турция и Россия разделяют конструктивный и взаимовыгодный подход к взаимоотношениям, что наиболее полно проявляется в результативности разрешения противостояния в Сирии.

Региональная безопасность

Региональная безопасность и непосредственно мирное урегулирование сирийского кризиса являются сегодня важнейшим направлением сотрудничества Турции и России. Их взаимодействие попало в центр мирового внимания и стало определяющим фактором разрешения вооруженного конфликта в Сирии. Рабочим механизмом этого сложнейшего процесса служит астанинский формат, ориентированный на мирное урегулирование конфликта путем укрепления режима прекращения боевых действий и создания условий для межсирийского переговорного процесса.

Астанинская мирная инициатива базируется на сотрудничестве Турции, России и Ирана, выступающих его гарантами. Стороны единогласно признают необходимость сохранения суверенитета, единства и территориальной целостности Сирии.

Данный тройственный формат оформился в конце 2016 г. На его основе в январе 2017 г. в Астане была организована платформа для содействия мирному урегулированию сирийского кризиса в соответствии с Резолюцией 2254 СБ ООН. Едва начавшись, астанинский процесс практически сразу реанимировал мирные переговоры по Сирии под эгидой ООН в Женеве, зашедшие к тому моменту в тупик, и доказал свою жизнеспособность, не смотря на откровенный скептицизм определенных кругов в США и Европе о его целесообразности.

В результате скоординированной работы Турция сумела привлечь к участию в астанинских переговорах умеренную сирийская оппозицию, обладавшую весом и авторитетом у непосредственных участников активных боевых действий против режима Асада. Это в немалой степени обеспечило результативность рабочего формата астанинского процесса.

Усилия российской стороны, дополненные военной дипломатией, позволили опосредованно вовлечь в переговорный процесс представителей Башара Асада, чье присутствие в политической жизни будущей Сирии категорически не приемлемо для Турции. Россия является сегодня главной опорой режима Асада и его сторонницей, в то время как Турция выступает за его отстранение от власти.

Невзирая на расхождения, Турция и Россия придерживаются позиции, что сирийский кризис может быть разрешен только мирным путем и продолжают наращивать взаимодействие на основе взаимоприемлемых договоренностей. Определяющую роль в этом играют личные контакты и встречи глав Турции и России, которые стали регулярными и свидетельствуют о разделяемом понимании проблем, которое установилось между президентами Эрдоганом и Путиным. По итогам встречи в Анкаре 3 апреля 2018 г. президент Путин отмечал интенсивный характер их политического диалога: «Только в прошлом году мы с президентом Эрдоганом провели восемь полномасштабных встреч».

Последние переговоры в Москве 5 марта 2020 г., проходившие в период острейшего обострения противостояния в Сирии, еще раз продемонстрировали владение президентами искусством взаимных уступок и сбалансированного компромисса в крайне напряженной ситуации.

«Мы не всегда согласны с нашими турецкими партнерами в своих оценках происходящего в Сирии, но каждый раз в критические моменты, опираясь на достигнутый высокий уровень двусторонних отношений, нам до сих пор удавалось находить точки соприкосновения по возникшим спорным моментам, выходить на приемлемые решения. Так произошло и в этот раз», - отметил президент Путин по завершении встречи.

С другой стороны, надо заметить, что Турции важны отношения с Россией для решения сирийского кризиса и ряда других региональных вопросов, однако, по словам бывшего главы оборонного ведомства Турции Фикри Ышыка, «эти отношения не стратегические, а тактические».

Точка зрения авторов публикаций не обязательно отражает мнение и позицию TRT на русском. Мы приветствуем любые предложения и открыты к сотрудничеству. Чтобы связаться с редакцией, воспользуйтесь формой обратной связи.
TRT Russian
Выбор редактора