Фото: Reuters

Президент РФ в эфире программы «Москва. Путин. Кремль»в июне с. г. заявил, что при создании СССР многие республики «получили огромное количество российских земель», исторически им не принадлежащих. При этом, когда они выходили из состава Союза, по мнению главы РФ, им нужно было покидать его «с чем они пришли»и отказаться от полученных «подарков от русского народа».

Путин не уточнил, какие именно республики он имеет в виду, но заметил, что «при создании Советского Союза в договоре было прописано право выхода из него, но не было прописано процедуры».

Вместе с этим, он в очередной раз заявил, что аннексия Крыма Россией в 2014 году, которая была осуждена мировым сообществом, - это «демократический выбор населения полуострова». «Крым всегда был нашим, даже с юридической точки зрения», — добавил Путин.

На какие территорииещеможет претендовать Россия?

Литовский политолог и преподаватель Института международных отношений и политических наук Вильнюсского университета Витис Юрконис считает, что Москва, в принципе, не может претендовать на территории бывших союзных республик, а такие рассуждения, как приведены выше, для политиков, особенно российских, опасны. По его мнению, Кремль умело пользуется методом «разделяй и властвуй», ставя палки в колеса отношений различных государств, например, Литвы и ее соседней - будь то Польша или Беларусь.

«Путин часто заявляет то, что не соответствует истине. В этом есть некая последовательность - со лжи правда не рождается. В русле так называемых конституционных поправок он рисует траекторию России, висящую на пузыре персональной трагедии и печали, которую когда-то он сам обозначил как геополитическую катастрофу. Но перекладывать свою личную психологическую травму на плечи всей страны - не только безответственно, но и опасно», - считает политолог.

По мнению Юркониса, Россия после распада СССР тоже стала свободной и могла пересмотреть опыт советского террора, признать жертвы массовых репрессий, депортации народов и другие ужасы прошлого века. Но ее власть предпочла другой путь и теперь«весь этот советский груз давит всей своей мощью» и требует оправдания.

В 2014 году Россия аннексировала Крым, что привело к кровопролитному конфликту на востоке Украины. Между тем, с 2008 года (после избирательной кампании и российского-грузинского конфликта) рейтинг Путина постепенно снижался и достиг примерно 61% к ноябрю 2013 года - это был самый низкий показатель одобрения на тот момент. Но с января 2014 года, когда начались активные выступления в Украине и Крыму, рейтинг главы РФ снова взлетел.

Сейчас, согласно проведенному в апреле с. г. исследования, деятельность Путина на посту главы государства не одобряют 33% респондентов, одобряют – 59%. По данным этого и аналогичных опросов«Левада-центра», отмечается минимальный уровень поддержки Владимира Путина за весь период его руководства страной. В такой связи многие в самой России и за ее пределами, учитывая весь прежний опыт, всерьез опасаются, что возможны новые вооруженные конфликты, призванные укрепить политический режим нынешнего президента РФ.

Дары русского народа и ящик Пандоры

Путин намекает на пересмотр нынешних границ между Россией и постсоветскими странами, но в то же время он не согласен, когда вспоминают о нынешних территориях РФ, исторически ей не принадлежавших.

Например, на Калининград, бывшую немецкую территорию, аннексированную Советским Союзом, намекал бывший посол США в России Майкл Макфол. На вопрос же главного редактора издания Bloomberg в 2016 году о принадлежности Калининграда Путин заявил, что пересмотр итогов Второй мировой войны – это открытие«ящика Пандоры». В этом ряду можно вспомнить и реакцию на требование Японии вернуть ей Курилы.

Возможен ли пересмотр границ?

«Изменение границ чревато войной и менять их ни в коем случае нельзя», - считает исследователь The Center for Strategic and International Studies – CSIS (США) Денис Соколов. Мобилизация общества на данной теме – преступление, прежде всего, против этого общества.

В то же время, по мнению Соколова, ресурсов на полномасштабную войну у путинского окружения нет. «Не думаю, что они захотят потратить все свои сбережения, рассованные по оффшорам, на два-три новых Донбасса. Но есть три опасности. Первая – это возбуждение взаимного недоверия и даже ненависти между русскими и соседями по постсоветскому пространству. Вторая опасность, - продолжает эксперт, - в возможных провокациях, в том, что всегда могут найтись люди, готовые проливать свою и чужую кровь ради амбиций: офицеры спецслужб, недовольные скоростью продвижения по службе, и «православные венчурные инвесторы», наворовавшие денег на обналичивании государственных подрядов и страдающие приступами нездорового патриотизма».

Третья опасность, в контексте вопроса возможных изменений границ, по мнению Соколова, в как раз низком рейтинге Владимира Путина.«Неизвестно, на каком уровне поддержки населения, 15 или 5%, у высшего руководства страны перестанет работать инстинкт самосохранения», - говорит исследователь.

С Соколовым в этом вопросе согласен и Витис Юрконис, который считает, что угроза военного сценария со стороны Кремля остается всегда. По его мнению, до 2014 года многим казалась невозможной аннексия Крыма, главным образом потому, что это не соответствует как международному праву, так и Будапештскому меморандуму, в котором Москва была одним из гарантов территориальной целостности Украины.

«Сказать, что угрозы войны нет, было бы безответственно, - отмечает Юрконис. – Как раз из-за опасений такой агрессии балтийские страны и вошли в НАТО и активно в нем участвуют. Думаю, что попасть под пятую статью устава Альянса кремлевскому руководству вряд ли хочется, но, тем не менее, разного рода провокации возможны».

Дальнейшие отношения России и постсоветских стран Витис Юрконис видит весьма критически. Он уверен, что рисовать светлые перспективы, когда политика Кремля носит враждебный характер не только по отношению к соседям, но и внутри самой страны, было бы наивно. Опыт с поправками в конституцию РФ показывает, что в ближайшее время будет сложно обсуждать и вопросы международного права, и историческую память, и права человека, считает политолог.


«Я понимаю, что, исходя из позиции силы, Литва может показаться для России не более, чем неприятным нюансом, но уверен, в Европе (а то и шире) немало тех, кто эту стойкую позицию Литвы не только понимает, но и уважает», - подчеркивает Юрконис.

По мнению же Дениса Соколова, в прошлом, после парада суверенитетов национальных бюрократий, многие республики СССР хотели независимости от Москвы, но оставались, по сути, частью советской номенклатуры, криминала и спецслужб. Теперь ситуация поменялась.

«Новые горожане в Тбилиси, в Ереване, в Киеве, в Минске, да и в Москве, Хабаровске и Магасе - не хотят терпеть именно это номенклатуру, за которой стоят Путин, Тимченко, Роттенберги и другие члены питерского «коллектива». Она ассоциируется в странах бывшего СССР с Москвой. Поэтому в Тбилиси год назад была «ночь Гаврилова», поэтому ставленник Москвы даже не попытался зацепиться за власть в Ереване во время бархатной революции в апреле 2018 года», - говорит Соколов.

Он подчеркивает, что, если путинский режим хочет остановить распад своего политического пространства, упоминание каких-то неоплаченных подарков - не очень хорошая идея.

С тех пор как СССР прекратил свое существование, прошло почти 30 лет. За это время время его бывшие республики разделились по своим предпочтениям и интересам в международном сообществе. Сохранение нормальных связей со странами постсоветского пространства является важной геополитической задачей и для России, и для ее соседей, поскольку это зона их стратегических экономических и политических интересов.

Но Москва сохраняет доминантную роль в отношениях со многими республиками бывшего Союза. И пока она не прекратит вести политику такого рода, говорить о добрососедских отношениях, скорее, будет невозможным.

Точка зрения авторов публикаций не обязательно отражает мнение и позицию TRT на русском. Мы приветствуем любые предложения и открыты к сотрудничеству. Чтобы связаться с редакцией, воспользуйтесь формой обратной связи.
Выбор редактора